Меню Закрыть

Особенности оспаривания сделок при банкротстве кредитных организаций

Запись семинара

16 января 2020 года

О СЕМИНАРЕ

Вечерний семинар под эгидой Ассоциации выпускников РШЧП, посвященный особенностям оспаривания сделок при банкротстве кредитных организаций.

Программа мероприятия:

1. Типичные проблемы сделок с преимущественным удовлетворением при банкротстве банка: оформление платежей внутрибанковскими проводками, правильное определение предмета оспаривания (договор или платёж по нему) и др.

2. Обычная хозяйственная деятельность и её доказывание при оспаривании сделок кредитной организации.

3. Сделки в ущерб кредиторам кредитной организации (в т.ч. разбор казусов РостБанка по внесению 50 млрд. в уставный капитал дочерней компании «Рост Капитал» и 200 млрд. в уставный капитал дочерней компании «Рост Инвестиции).

Докладчики: 

Александр Мличковский (старший юрист ООО «АНП ЗЕНИТ», г. Казань)

Владимир Белявцев (юрист МОКА “Правовой Альянс”, магистр частного права РШЧП)

Андрей Егоров (к.ю.н., руководитель образовательных программ Lextoium.com, главный редактор Журнала РШЧП, профессор и директор Центра сравнительного права НИУ «Высшая школа экономики»)

ПРОГРАММА

Модератор: Андрей Егоров

Эксперт: Олег Зайцев, Радик Лотфуллин


Тезисы

Первый вопрос

1. Может представлять проблему правильная квалификация предмета требований при оспаривании распорядительных сделок и связанной с этим обязанности заявителя на формулирование надлежащего предмета оспаривания. Верховным судом в определении от 21.10.2019 №310-ЭС19-9963 указано, что если арбитражный управляющий заявил о недействительности договора, но приведённые им доказательства свидетельствуют о недействительности исполнения по данному договору, то суд должен перейти к рассмотрению данного требования. Данный момент выглядит спорным. С одной стороны, суд рассматривает дело в пределах заявленных требований, но согласно п. 9.1 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2010 № 63 (далее – Постановление Пленума) вправе самостоятельно изменять квалификацию сделки. Однако практика квалификаций заявленных требований (к примеру, с п.2 ст. 61.2 на п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве, как в Определении ВС РФ от 26.01.2018 № 303-ЭС14-4717(4)) совсем не равносильна фактическому изменению предмета оспаривания. Все-таки буквально п. 9.1 Постановления Пленума о замене одной сделки другой не говорит. Особенно актуальным это выглядит с учетом многократно сформулированного судами определения арбитражного управляющего как профессионального участника антикризисных отношений. С другой стороны, заявителем по требованию о признании сделки недействительной может быть и кредитор, обладающий более 10% голосов. Представляется, что будет несправедливым предъявление к нему такого же стандарта доказывания, однако процессуальные правила должны быть едиными и необходимо выработать единую позицию, распространяя такой подход ВС РФ на всех участников дела или нет.

2. Схожая трактовка п 9.1 Постановления Пленума была предложена Верховным судом в споре о признании недействительной банковской сделки (Определение ВС РФ от 02.09.2019 №307-ЭС19-6974(2); дело о банкротстве «Финансовый капитал»). Фабула следующая: банк-должник заключает договор купли-продажи со своим клиентом, оплата от покупателя производится путём внутрибанковской проводки, при этом в момент совершения оплаты имелась картотека неисполненных платежей. В данном деле оспаривался именно договор купли-продажи между банком и клиентом. Суды логично указали, что в результате совершения купли-продажи имущества банка погашение его обязательств перед кредитором не производилось, поэтому оспариваемая сделка не обладает признаками предпочтительности. При этом суды не исследовали недействительность исполнения, так как такое требование просто не заявлялось. Верховный суд указал, что покупка оплачена ответчиком за счет денежных средств, находящихся на его счете в том же банке, банк внутренней проводкой погасил свои обязательства перед ответчиком по возврату денежных средств клиента, передав ему свое имущество, а значит предпочтение имеется. Хотя фактически заявитель указывал в данных делах (и нижестоящие суды оценили) только обстоятельства, связанные с недействительностью самого договора, а не исполнения по нему.

В другом деле со схожими обстоятельствами (Определение ВС РФ от 20.05.2019 № 305-ЭС18-5703 (6); дело о банкротстве «Русский Международный Банк») ВС РФ дополнительно указал, что договор купли-продажи имеет притворный характер, реально между сторонами заключено было отступное, цель которого – обеспечить возможность распоряжения денежными средствами банка при наличии картотеки. Насколько верно говорить о притворности в данном случае – также дискуссионный вопрос.

3. Обзор иных определений ВС РФ и постановлений Президиума ВАС РФ по вопросам преимущественного удовлетворения в том числе:

– от 21.01.2014 № 12825/13;

– от 10.03.2015 № 305-ЭС14-4539;

– от 28.08.2017 № 306-ЭС16-20034(2)

Второй вопрос

1. В Определении ВС РФ от 02.09.2019 №307-ЭС19-6974(2) по делу о банкротстве «Финансовый капитал» указано, что при оспаривании банковских платежей также подлежит учету, насколько обычными они были для клиента (пункты 14, 35.3 Постановления Пленума). Между тем, суды нередко указывают, что картотека неисполненных платежных документов уже сама по себе свидетельствует о том, что сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности. Как представляется, они исполняют правовую позицию, высказанную в Определении ВС РФ от 23.11.2015 № 305-ЭС15-5815(8). К примеру, как указано в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 31.05.2019 N Ф06-29579/2018 по делу N А65-5816/2017 судами не принято во внимание, что согласно пункту 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве правовое значение имеет то обстоятельство, насколько обычной оспариваемая сделка была для банка (должника), а не только для его клиента.

Вопреки выводам судов, неоднократное совершение ранее сделок, аналогичных оспариваемой, при условии осуществления оспариваемой сделки (платежа) кредитной организацией через корреспондентский счет и наличия на дату ее совершения других распоряжений клиентов, не исполненных из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете, не опровергает презумпцию необычности.

2. Выход за рамки обычной хозяйственной деятельности представляет собой обоснованное сомнение в добросовестности (что-то вроде “мягкой” версии добросовестности в части доказывания).

Доказывание выхода за пределы ОХД согласно текущей практике происходит по презумпциям либо иным необычным обстоятельствам (качественный, количественный критерий, указанные в Постановлении Пленума ВАС РФ № 63). Однако, к сожалению в большинстве случаев даже при наличии этих обстоятельств суды всё равно отказывают, если нет картотеки неисполненных требований.

Обсуждение проблематики «скрытой» картотеки и её отличий от официальной картотеки, включая способы нахождения одной и второй.

3. Фраза в тексте ч.1 п.5 ст.189.40 – “номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете (субсчете) этой кредитной организации”, – лишняя, создаёт проблемы на практике, не помогая, а лишь мешая оспариванию при буквальном (переходящем в буквоедский) подходе. Ничего нового для необычности на самом деле в ст. 189.40 Закона о банкротстве не предлагается, это просто детальная инструкция, выполняющая ту же роль, что и разъяснения Пленума ВАС РФ.

4. Стандарты доказывания “обычности” для физических и юридических лиц должны быть одинаковыми (на примере дела АО «Коммерческий банк «Унифин», определение ВС РФ от 02.04.2018 № 305-ЭС17-22716). При этом значение картотеки неисполненных платёжных поручений сильно понизится, что в целом и хорошо, поскольку нужно больше анализировать обстоятельства сделки для ответчика, а не только для Банка.

На практике – физических лиц часто необоснованно жалеют, занижают стандарт доказывания ОХД со ссылкой на дело Унифин-банка.

Третий вопрос

ПАО «Национальный банк «ТРАСТ» обратилось в суд с требованием о признании недействительной сделки по оплате увеличения уставного капитала ООО «Рост Капитал» при следующих обстоятельствах:

Решением АО «Рост Банк» и гр-на Л. от 12.10.2016 было создано ООО «РОСТ КАПИТАЛ» с уставным капиталом 500 000 рублей. Номинальная стоимость доли АО «Рост Банк» составила 499 500 рублей, доли гр-на Л. – 500 рублей.

В декабре 2016 года участниками ООО «Рост Капитал» было принято решение об увеличении уставного капитала за счёт доли ООО «Рост Капитал» до 25 млрд. рублей (недостающий взнос осуществлён 08.12.2016 г.). В августе 2017 года уставный капитал ООО «Рост Капитал» увеличен за счёт дополнительного взноса участника АО «Рост Банк» в размере 25 млрд. рублей до 50 млрд. рублей.

Истец полагал, что сделка по оплате увеличения уставного капитала ООО «Рост Капитал» является недействительной в соответствии со статьей 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) и статьёй 10, пунктом 2 статьи 168 ГК РФ.

В основание своих выводов истец, учитывая цепочку последующих сделок, выдвинул предположение о том, что контролирующие лица АО «Рост Банк» изначально предвидели, что взамен внесённых в уставный капитал денежных средств АО «Рост Капитал» в конечном итоге получит неликвидные активы нескольких иностранных компаний.

Решение суда

РОСТ КАПИТАЛ А40 – 222738/18-55-1761

РОСТ ИНВЕСТИЦИИ А40-222734/18-25-1848

Первая инстанция в иске отказала, апелляция иск удовлетворила, АС МО оставил постановление апелляции в силе.

Тезисы

1. Внесение вклада в дочернюю компанию, при котором материнская компания приобретает долю в размере 100% или близкую к ней в уставном капитале дочерней компании, само по себе не может оспариваться как сделка в ущерб кредиторам материнской компании ни по банкротным, ни по общегражданским основаниям (ст.10 и 168 ГК), поскольку в создании дочернего юридического лица и наделении его активами нет злоупотребления правом, всегда имеет место быть равноценность.

2. По общему правилу, основания недействительности (в особенности ничтожности) сделок должны иметь место на момент совершения указанных сделок. Поскольку в просительной части иска под сомнение ставится только сделка по внесению средств в уставный капитал ООО «Рост

Капитал», постольку в данном случае никакие последующие сделки по приобретению активов ООО «Рост Капитал» не могут влиять на вывод о законности сделки по оплате уставного капитала.

Если же суд считал притворными все сделки, которые состоялись (и сделки по внесению вклада в уставный капитал ООО «Рост Капитал», и сделки по приобретению активов данным ООО), то он нарушил доктринальное правило, вытекающее из природы отношений, о том, что реституция по притворной сделке не может быть применена в принципе. Для самой притворной сделки (если она имела место), достаточной реакцией правопорядка является провозглашение её ничтожной. Реституция может применяться только по прикрываемой сделке, если будут установлены иные (самостоятельные) основания её недействительности.

Поскольку истец просил применить реституцию только по одной из сделок в цепочке (вклад в уставный капитал ООО «Рост Капитал»), образующих, по его мнению, притворную сделку, постольку его требование противоречило доктрине частного права и не подлежало удовлетворению.

3. Сделки дочерней компании не могут быть оспорены материнской организацией по банкротным основаниям (п.1 и 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). В случае недействительности таких сделок реституция по таким сделкам может быть проведена в самостоятельном процессе с участием контрагентов по ним в качестве ответчиков. Судебная практика и доктрина права не позволяют толковать сделки дочерней компании как совершённые за счёт материнской компании для целей законодательства о банкротстве и, в частности, банкротных оснований оспаривания сделок.

4. Помимо того, что оспаривание платежа по внесению средств в уставный капитал ООО «Рост Капитал» представляет собой огромную угрозу для оборота (добросовестных кредиторов указанного ООО, например, налоговой службы), требование истца лишено практического смысла, ибо он и так контролирует все те активы ООО «Рост капитал», за счёт которых он собирается исполнять в будущем решение суда о реституции (если оно будет принято).

ПРИОБРЕТЕНИЕ ЗАПИСИ СЕМИНАРА

 
"Стандарт"


 3 000 руб.
 

 

  •  
    Очное участие
  • Доступ к пакету
    раздаточных материалов
  • Доступ к видеозаписи
     мероприятия на 6 месяцев
  • Кофе-брейк
  •  
  •  
  •  
     

 
"Бизнес"

 

руб.
(5 мест)

 

  •  
    Очное участие
  • Доступ к пакету
    раздаточных материалов
  • Доступ к видеозаписи
     мероприятия на 1 год
  • Кофе-брейк
  • Любая книга из магазина Ассоциации с автографом в подарок
  • Место в первом ряду
  • Приоритет задавать вопросы спикерам

 
"Онлайн"

 

3 000 руб.
 

 

  •  
     
  • Доступ к пакету
    раздаточных материалов
  • Доступ к видеозаписи
     мероприятия на 6 месяцев
  •  
  •  
  •  
  •  
     

 
Запись семинара
на 6 месяцев

 

3 000 руб.
 

 

  •  
     
  • Доступ к видеозаписи
     мероприятия на 6 месяцев
  • Доступ к пакету раздаточных материалов
  •  

Если у Вас есть промокод, введите его ниже:

ПРИОБРЕТЕНИЕ ЗАПИСИ

Оплатить сейчас онлайнОставить заявку и получить счет на оплату

Ассоциация выпускников Российской школы частного права

office@privlaw-alumni.com

ПАРТНЕРЫ МЕРОПРИЯТИЯ