Меню Закрыть

COVID-19: влияние на исполнение договоров
(форс-мажор и существенное изменение обстоятельств)

Семинар

09 апреля 2020 года

18:30 - 21:30

Филипповский пер., 8 стр. 1

Меры, предпринимаемые властями для сдерживания пандемии заболевания COVID-19, вызываемого коронавирусом, оказывают все большее влияние на экономику в целом. Однако некоторые отрасли страдают особенно сильно: ресторанный и отельный бизнес, спортивная индустрия, перевозки – компании уже сейчас испытывают серьезные трудности, а в перспективе, если не будет существенной реструктуризации условий, – перед многими встанет риск разорения.

Помимо бизнес-решений, которые компании принимают в сложившейся ситуации, важно иметь представление о том, какими юридическими инструментами можно воспользоваться, чтобы исключить либо снизить свои убытки или ответственность.

На предстоящем вебинаре, который мы хотим провести, прежде всего, для бизнесов наиболее пострадавших отраслей (ресторанный, отельный, event-management, внешняя торговля, сталкивающаяся с прерыванием поставок) мы рассмотрим как концепции форс-мажора и существенного изменения обстоятельств могут и должны быть правильно использованы для снижения убытков и рисков, вызванных влиянием пандемии и вызванных ей ограничительных мер.

Программа обсуждения

  1. Как COVID-19 влияет на исполнение обязательств по договорам аренды, оказания услуг, подряда, поставки?
  2. В каких случаях возможно воспользоваться концепцией форс-мажора применительно к разным видам договоров?
  3. Какие условия нужно соблюсти, чтобы освободиться от ответственности на основании форс-мажора?
  4. Можно ли расторгнуть или изменить договор из-за события форс-мажора?
  5. Что делать если форс-мажор неприменим? Концепция существенного изменения обстоятельств
  6. Условия и ограничения концепции существенного изменения обстоятельств. Может ли существенное ухудшение экономического положения, колебания валютных курсов считаться существенным изменением обстоятельств?
  7. Влияние карантина / запрета на посещения общественных мест на долгосрочные и краткосрочные договоры аренды
  8. Что делать, если ваш контрагент использует форс-мажор или существенное изменение обстоятельств как средство защиты?
  9. Каким образом нужно адаптировать ваши договоры, чтобы обеспечить наибольшую эффективность оговорок о форс-мажоре и существенном изменении обстоятельств?
  10. Как коронавирус влияет на корпоративное право и банкротство: как проводятся собрания участников или кредиторов, разрешается ли отложение указанных собраний с нарушением сроков, определённых законодательством или локальными нормативными актами юридических лиц?
  11. Влияние коронавируса на исковую давность.

В состав материалов входят подборки актуальной и ключевой судебной практики, а также презентации спикеров!

Модератор:

Андрей Владимирович Егоров, к.ю.н., профессор, директор Центра сравнительного права НИУ «Высшая школа экономики», главный редактор Журнала РШЧП, руководитель образовательных программ Школы для юристов-практиков «Lextorium.com»

 

Докладчики:

Владимир Липавский, управляющий партнер Ost Legal

Тимофей Носов, директор по юридическим вопросам и связям с гос. органами AZIMUT Hotels

Тезисы

  1. Коронавирус (точнее, вызванные им специальные ограничительные меры, предпринятые публичной властью) может признаваться обстоятельством непреодолимой силы.
  2. В зависимости от вида договора, непреодолимая сила действует на обязательства сторон по-разному.

    Во-первых, она освобождает от ответственности за неисполнение как разовых, так и длящихся обязательств. Вернуть уплаченные деньги за отменённое мероприятие можно, но потребовать возмещения убытков нельзя.

    Во-вторых, эти обстоятельства влекут невозможность исполнения разовых обязательств (например, обязательства провести концерт). Как следствие, если за отменённое мероприятие были уплачены деньги, они подлежат возврату на основании принципа синаллагмы.

    В-третьих, есть обязательства, на которые коронавирус оказывает ослабленное действие: например, авиабилет в страну, в которой карантин по вирусу (но рейс при этом не отменён), заказ столика в ресторане (сделанный за месяц до обострения ситуации), любое иное обязательство, связанное с посещением общественных мест или с контактом с людьми, входящими в группу риска (врачи, обслуживающий персонал и т.п.).

  1. Радикальное падение оборота у сферы услуг формально не влияет на обязанность бизнеса по оплате арендной платы за занимаемые им помещения. Ни обязательство арендатора по оплате арендной платы, ни обязательство арендодателя предоставить спокойное владение не затрагивается коронавирусом. Речь может идти только об опосредованном экономическом влиянии.

    В редких случаях – например, при аренде зала для мероприятия с участием свыше 50 чел., можно говорить о невозможности исполнения обязательства арендодателем. Хотя он и может предоставить зал, тем не менее, публичное право запрещает собираться в этом зале более 50 чел., и поэтому можно говорить о юридической невозможности исполнения именно на стороне арендодателя. Хотя это вопрос спорный, разумеется.

    Если какая-либо из вышеуказанных ситуаций не проходит тест на признание ее форс-мажором, следующий сценарий, который может быть рассмотрен – может ли влияние коронавируса быть признано существенным изменением обстоятельств, и, как следствие, дать пострадавшей стороне требовать прекращения или изменения договора? Напомним, что согласно ст. 451 ГК РФ сторона, ссылающаяся на существенное изменение обстоятельств, должна доказать одновременное наличие следующих условий:

    1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

    2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

    3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

    4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

    Даже в отношении обязательств одного вида ответ может быть различным в зависимости от ситуации. Например, арендатор заключил договор аренды помещения под ресторан сроком на 11 месяцев, из которых 1 месяц он в принципе не может его использовать по назначению из-за государственного запрета работы ресторанов, а еще 3 месяца (до и после запрета) люди просто не идут в рестораны из-за карантина, ограничений в перемещении и т.п. Здесь требование арендатора об изменении договора аренды (путем снижения арендной платы или приостановки арендных платежей на период простоя) со ссылкой на статью 451 ГК РФ не выглядит необоснованными. Другая ситуация – договор аренды заключен на 5 лет – может ли арендатор требовать изменения такого договора из-за «провальных» трех – четырех месяцев? Наверное, в последнем случае, можно рассуждать о том, что, во-первых, заключая договор на пять лет, арендатор принял на себя предпринимательский риск того, что в течение такого длинного периода могут быть «плохие» и «очень плохие» месяцы. Во-вторых, ситуация выглядит по-разному даже в математическом отношении: в первом примере арендатор оказывается лишенным выгод, предоставляемых помещением, в течение промежутка времени в 35% от общего срока аренды. Разумно предположить, что если бы арендатор знал об этом, он никогда бы не заключил договор аренды. Во втором случае влияние коронавируса ограничилось лишь промежутком в 6,6% от общего срока аренды- нельзя говорить о том, что, даже предвидя указанные обстоятельства, арендатор никогда бы не заключил рассматриваемый договор аренды.

  1. Влияние коронавируса на цепочки поставок также может быть как прямым, так и опосредованным. Примерами прямого влияния, является например, недавний запрет правительства Италии на работу любых производств, кроме жизненно необходимых. Очевидно, это является типичным случаем форс-мажора, и первоначальный (итальянский) поставщик, освобождается от ответственности за просрочку. Дальнейшие поставщики также могут ссылаться на данное обстоятельство в соответствующей части. Однако в комплексных обязательствах, например – подряд на строительство «под ключ», где обязательства подрядчика включают множество различных видов работ и поставок, с продлением сроков не все так просто. Должны ли сдвигаться сроки строительства всего завода, если, подрядчик, например, не смог получить несколько единиц оборудования из Европы? Многое, конечно, зависит от условий договора. Основные проформы строительных контрактов (например, FIDIC), исходят из того, что подрядчик получает право на продление сроков или освобождение от ответственности за просрочку в той степени, в которой форс-мажор повлиял на его возможность своевременно исполнять обязательства. График строительства завода не является строго линейным: одновременно могут выполняться несколько десятков или даже сотен активностей, многие из этих активностей имеют запас по времени, поэтому, задержка одной из них необязательно влечет сдвижку конечного срока. Однако, конкретный договор может предусматривать, что любое событие форс-мажора, затрагивающее подрядчика, безусловно влечет продление сроков.
  1. В корпоративном и банкротном праве целесообразно исходить из того, что отложение соответствующих собраний не будет являться нарушением законодательных предписаний, за которое могла бы наступать какая-либо ответственность (административная или гражданская).

    Данные казусы не охватываются правилами о непреодолимой силе (она рассчитана только на обязательственное право), но можно говорить о более общем институте юридической невозможности, который находит применение в данном случае.

    Если же участникам необходимо провести собрание (например, утратил полномочия директор, и необходимо срочно избрать нового директора, и т.п.), то правила о запрете очных собраний с числом участников более 50 чел. не могут нарушаться. В этом случае целесообразно проводить собрание в режиме онлайн (возможно, с участием нотариусов, которые будут сличать изображения участников собрания с фотографиями в их паспортах (скан-копиях паспортов)). В отсутствие нотариусов эту задачу должны выполнить председатель и секретарь собрания. Одновременно во избежание участия в собрании ненадлежащих лиц следует предпринять дополнительные меры защиты. Например, направить письмо с уникальным секретным доступом к программе, в которой будет проводиться голосование, по адресу участника собрания (электронному или физическому).

    Надлежащее продумывание программных решений (способ направления бюллетеней участниками, подсчёт их голосов и т.п.) будет играть важную роль в том, чтобы решение подобного собрания не могло оспариваться. Также обязательно хранить видеозапись данного собрания и приобщать её на электронном носителе (или в виде ссылки на файл в облачном хранилище) к протоколу общего собрания.

  1. Время, в которое объявлен карантин в судах (они закрыты и не принимают исковые заявления в очной форме) должно приравниваться к обстоятельствам непреодолимой силы, упомянутым в пп. 1 п.1 ст. 202 ГК. Наличие возможности подачи иска в электронной форме или при помощи почтовой связи не должно играть роли.

    Из этого следует, что все не истекшие сроки исковой давности автоматически удлинятся до шести месяцев после момента снятия карантина в соответствующем суде (см. п.4 ст. 202 ГК).

ФОРМАТЫ И СТОИМОСТЬ УЧАСТИЯ

 
"Онлайн"

 

690 руб.
 

 

  •  
  • Онлайн участие
  •  

Если у Вас есть промокод, введите его ниже:

Вы можете сделать пожертвование в счет Ассоциации при регистрации на семинар

Регистрация

Оплатить сейчас онлайнОставить заявку и получить счет на оплату

Ассоциация выпускников Российской школы частного права

office@privlaw-alumni.com

ПАРТНЕРЫ МЕРОПРИЯТИЯ